Четыре года назад, Додон подарил страну Плахотнюку

Ниже расскажу о том, как Игорь Додон способствовал захвату государства олигархом Владимиром Плахотнюком в 2016 году, когда Плахотнюк был слабее и его легче было отправить в отставку.

Представьте, что мы могли бы избежать Плахотнюка в течение трех лет, между 2016-2019 годами. Теперь спросите себя, что должно было случиться чтобы это стало реальностью. Многое, конечно, но в этой статье описано падение последнего редута на пути Плахотнюка, в январе 2016 года. Давайте вспомним события вместе.

Я пропустил этот эпизод, в противном случае я бы обсуждал его гораздо раньше, например, на президентских выборах 2016 года. Я призываю вас прочитать внимательно статью, особенно сторонников и симпатизантов Игоря Додона.

В конце 2015 года будущее Плахотнюка выглядело хорошо. Миллиард был украден, он устранил всех своих конкурентов, а других было не так уж много (PAS и PPDA были на ранних стадиях), люди были спокойными, наступала зима, что означало меньше протестов, у Плахи была монополия в СМИ, он де-факто контролировал силовые структуры и практически все денежные потоки в стране. Хотя Молдова была гораздо более свободной страной, чем в 2019 году, имя «Плахотнюк» произносили только шепотом. Вы помните?

Но у Плахотнюка были большие планы. Становилось все более очевидным, что он готовится управлять в одиночку. С декабря 2015 года эксперты и пресса в его собственности неуклонно продвигали идею о том, что он должен стать следующим премьер-министром, «взять на себя политическую ответственность за то, что он в любом случае контролирует – всю страну». Многие были против. Так появился хэштег #NuPlaha, впервые 17 декабря 2015 года.

Назначение Плахотнюка казалось неизбежным, но … неожиданно для всех, президент Николай Тимофти не хотел его слушать. Тимофти отказался от сотрудничества и предложил кандидатуру Иона Стурзы на должность премьер-министра. Никто не ожидал такого хода от Тимофти. Это был настоящий сюрприз и новая надежда.

Тимофти обозначает Стурзу.

21 декабря 2015 года Николай Тимофти официально назначает Иона Стурзу кандидатом на пост премьер-министра. Я принял должность министра молодежи и спорта и предложил простую программу – ликвидировать  министерство. Но это менее важно здесь.

4 января 2016 года Стурза и члены его кабинета уже были в парламенте. Депутаты должны были выслушать правительственную программу, обсудить ее и решить, стоит ли предоставлять вотум доверия правительству Иону Стурзе.

Это заседание парламента не состоялось – не было кворума. Депутатов было недостаточно. Всего 47, и для того, чтобы заседание состоялось, нужно как минимум 51. Не было ПСРМ (включая Игоря Додона, который был тогда депутатом), коммунистов и некоторых других представителей разных фракций.

Депутаты, избранные в список ПСРМ на выборах 2014 г. Спросите их, где они были 4 января 2016 г.

Как только Стурза был дисквалифицирован с большой элегантностью, Плахотнюк перешел в наступление, чтобы назначить себя на должность премьер-министра. Видя, что Тимофти невозможно убедить, Плахотнюк сжал руки всех депутатов, которых он мог только достать, в ускоренном режиме. В течение 9 дней появляется новое большинство, и слухи о методах, с помощью которых это большинство было построено, об угрозах и шантаже, с тех пор не останавливались. Додона и ПСРМ не трогали. Я не думаю, что в ПСРМ все они были на 100% лояльными или на 100% неподкупными. Просто их не трогали.

13 января 2016 года новое большинство, состоящее из 55 депутатов, большая часть из них – перебежчики, официально предлагают кандидатуру Плахотнюка на должность премьер-министра. В тот же день проводится акция протеста, организованная ДП, с участием людей со всей страны, где Плахотнюк официально выдвинут кандидатом на пост премьер-министра. Со сцены Плахотнюк обещал только хорошие новости в 2016 году и поблагодарил за поддержку аморфную толпу.

Невероятно, но Тимофти уже официально отклонил кандидатуру Плахотнюка, утверждая, что «существуют разумные подозрения, что г-н Владимир Плахотнюк не соответствует необходимым критериям неподкупности».

Плахотнюк был в агонии. Он дошёл до унижения, написав Тимофти письмо с заверениями, что у него нет проблем с неподкупностью. В письме Плахотнюк  заверял, что подозрения в коррупции «необоснованны». Он действительно очень сильно хотел стать премьер министром. Может быть это имело для него символичный характер, кто знает.

Письмо Плахотнюка Николаю Тимофти. Читаем и улыбаемся.

С другой стороны, протесты против Плахотнюка усиливались с каждым днем ​​(роль Додона в саботаже их изнутри – другая тема, может быть, мы вернемся к ней). Гнев людей после кражи миллиарда был еще свежим, и перед страхом реальной возможности увидеть самого Плахотнюка премьер-министром люди мобилизовались. «Есть пределы. Уж не сам Плахотнюк», – говорили люди. Молдова была более менее свободной страной, и людям было  легче протестовать. В начале 2016 года граждане не боялись говорить, потому что люди Плахотнюка еще не показали свое истинное лицо и не внушали страх всей стране. Мы были демократией. Это была бедная страна, коррумпированная, но, по крайней мере, свободная.

Плахотнюк испугался, дал заднюю, и в результате ПД выдвинули Павла Филиппа, а у Тимофти не было никаких причин официально отклонить его кандидатуру. Даже если Павел Филип становится премьер-министром, Плахотнюк правит в тени и через три года становится угрозой номер один для нашей страны.

Давайте подведем итоги. Плахотнюк не стал премьер-министром в 2013 году. Но не из-за Додона. Действия Додона, напротив, расчистили путь Плахотнюка к главе правительства.

Додон способствовал захвату государства Плахотнюком. По сути, его отсутствие и ПСРМ на заседании парламента 4 января 2016 года устранили последний редут с пути Плахотнюка. Хорошо ли это, или плохо, не так важно уже. Важно то, что других препятствий не было.

В январе 2016 года картина выглядела так: с одной стороны были Тимофти и Стурза, а с другой – Плахотнюк. Додон мог наклонить баланс в любом направлении, но он решил склонить баланс в пользу Плахотнюка. Дисквалификация назначенного правительства Стурзы была ключевым элементом в восхождении Плахотнюка в январе 2016 года.

После создания комфортного правительства Плахотнюк получил зеленый свет, чтобы охватить всю страну – деревня за деревней, город за городом. Кто помог ему избавиться от последнего дискомфорта? Депутат Игорь Додон и ПСРМ, пропустив парламентское заседание 4 января 2016 года.

В январе 2016 года Игорь Додон дал Плахотнюку ценное время для перегруппировки и консолидации. В 2016 году Плахотнюк вырос. Он был гораздо более уязвимым, чем в 2019 году. Тогда было легче всего  отправить его в отставку.

Еще через девять месяцев Игорь Додон избран президентом с помощью СМИ и административной помощи Плахотнюка. Совпадение, конечно.

Как обстояли дела в Молдове между 2016 и 2019 годами, мы знаем и не будем вдаваться в подробности. Молдова вступила в темный период, когда Плахотнюк стал угрозой номер один для страны и региона. Это были три очень трудных года. Молдова стала источником организованной преступности. Коррупция стала на место закона. Сотни неудобных людей, которых преследовали и запугивали, заставляя молчать. Воровство было на высшем уровне.Преступления покрывались. Расследования общественного интереса саботировали. Схемы, которые консолидировали коррупцию, шли как по маслу. Демократия оказалась под беспрецедентной осадой. Журналистов запугивали и подвергали нападениям, люди боялись говорить, коррупция была в полном разгаре, и схемы, схемы, схемы. И страх. Страх людей, которые осмелились открыть рты. Всего за три года он настолько напугал эту страну, что у меня сложилось впечатление, что мы не избавимся никогда от Плахотнюка. Но мы избавились от него.Мы выстояли.

Молдова пережила этот период, в том числе, и, возможно, прежде всего благодаря Додону, который набил путь Плахотнюка, способствуя его росту в 2016 году.

А мы что делали? У нас было три года протестов и сопротивления, в течение которых Плахотнюк захватил всю страну с севера на юг, примэрия за примэрией. А чем занимался Игорь Додон? Он проводил рабочие встречи, сотрудничал, обнародовал законы, за которые часто голосовала фракция ПСРМ в парламенте. ПСРМ и ДП были де-факто в коалиции с 2016 по 2019 год. Как и сейчас.

Давайте вспомним самые важные законы, принятые ДП и ПСРМ вместе. Если вы помните более крупные законы, прокомментируйте к этой статьи, давайте сделаем вместе коллекцию этих законов.

Это вершина айсберга – то, что сделал Додон. Более серьезным является то, что он НЕ делал. Он не сопротивлялся. Он не осудил преступления, совершенные как по конвейеру. Он не протестовал. Закон о миллиарде, похищение семи учителей, отмена выборов. Я останавливаюсь здесь, но список может продолжаться.

С каждым из этих случаев мы протестовали на улице. Потому что каждый из этих законов должен шокировать и раздражать, особенно если взять их всех вместе.

Что делал Додон каждый раз? Он молчал, сидя взаперти в офисе, он путешествовал, бывал в отпуске – на лыжных курортах или на горе Афон. В течение трех лет он делал вид, что не видит, как Плахотнюк разрушает целую страну. И он даже участвовал, обнародовав законы.

После того, как он оказался в кресле президента, Додон больше не выходил на протесты. Он не организовывал ни одного протеста. Он даже не произносил ни одной неудобной речи о Плахотнюке в течение трех лет. Пока страна была во власти Плахотнюка, люди понимали, что от президента не стоит ожидать поддержки. Мог ли Додон сделать больше, чем сделал? Конечно.

Теперь давайте подумаем об этом. А если бы Додон и социалисты испортили бы планы Плахотнюка, пришли бы на это заседание парламента и получился бы кворум? Даже если правительство было бы отклонено, для Плахотнюка было важно, чтобы обсуждения правительственной программы, вопросы и речи даже не состоялись, чтобы не подпитывать протесты. Додон и социалисты помогли в достижении этой цели.

Более того – что если Додон и социалисты проголосовали бы за то неудобное для Плахотнюка правительство, в 2016 году? Конечно, у этих четырех лет была бы другая история. Что это было бы – мы не можем знать, мы можем только строить догадки. Но всё было бы по-другому. Конечно, многие люди, которые пострадали от рук людей Плахотнюка – от Цуцу до Китороагэ и Харунджена, не прошли через то, через что они прошли. Меньше уничтоженных жизней. Крали бы меньше. Мы бы не потратили драгоценное время и не должны были бы начинать с нуля в июне 2019 года.

Почему Додон вел себя так все это время, а не иначе?

Вероятно, просто “потому-что”.

В принципе, и Додон, и Плахотнюк были в выигрыше. Плахотнюк захватил страну, а Додон стал президентом. Пришло время, и Додон решил воткнуть нож в спину своего бывшего партнера. Так бывает между ворами. Вы не можете доверять никому, особенно тому, кто рядом с вами.

И теперь тот же Додон до сих пор хвастается, что он свергнул Плахотнюка. Как бы он “нажал кнопку политического изменения”. Как бы он показал мужество. Он спас страну и принес демократию. Много лжи в нашей политике, но это точно самая большая ложь. Фактически, Додон защищал Плахотнюка все эти годы, и социалисты поддерживали его из парламента. В лучшем случае для них – они молчали. В худшем случае – у них была доля.

Все люди должны понимать: Додон – это не изменение, Додон – продолжение. Продолжение коррупции, краж, схем, злоупотреблений, непрозрачности.

С Плахотнюком мы сражались годами, а не Додон и социалисты. Мы рискнули тогда, когда было безумно рисковать. Если бы не наша борьба, не было бы 8 июня 2019 года. Здесь обсуждений больше не может быть.

Остался только Додон. Придёт и его очередь. Он это знает. Мы это знаем.

Я в парламенте, 4 января 2016 года. Как всегда, я не слишком горел желанием, но понял, что надо 🙂